Путешествие на остров Сааремаа

Остров Сааремаа в современной России известен не многим. А между тем исторически он сыграл для нашей страны очень важную роль в обеих мировых войнах XX века. Роль, увы, необоснованно забытую в летописях и исторических учебниках великой державы… В канун 76-летия первых бомбардировок Берлина мы отправились за рулем нового Skoda Kodiaq на Сааремаа, чтобы найти то самое место, откуда в августе 41-го советские летчики провели самую дерзкую и отчаянную операцию первого года великой войны

Как добраться до острова Сааремаа

Чтобы на машине добраться из России до острова Сааремаа (или о. Эзель, как его именовали прежде), нужно преодолеть российско-эстонскую границу и пересечь практически всю прибалтийскую страну. Именно граница в большинстве случаев служит определяющим фактором при планировании маршрута в Эстонию. Переходов не так много, однако подъезды к ним заставляют задуматься… Если ехать из СанктПетербурга, то кратчайший путь лежит через Ивангород и Нарву и далее — вдоль балтийского побережья на Таллин. Однако нарвский переход сегодня сильно загружен, здесь можно простоять много часов, поэтому некоторые питерцы предпочитают делать крюк и въезжать в Эстонию через один из свободных в будние дни псковских КПП. При старте из Москвы псковский вариант тем более оптимален, но тут возникает другой вопрос: как лучше добраться до Пскова — по «ленинградке» или «новой Риге». Прежде этот вопрос не стоял: скоростное Новорижское шоссе однозначно делало южный маршрут быстрее северного. Однако в этом году глобальная перекладка дорог в окрестностях Великих Лук, бесконечные ремонты вдоль границы с Латвией и новые скоростные участки платной трассы М11 практически уравняли по времени и трудозатратам два этих маршрута.

От псковского КПП «Шумил кино» до Виртсу, откуда отправляется паром на острова Моонзундского архипелага, остается проехать всего 300 км, но с учетом провинциальных эстонских дорог и ограничений скорости этот путь растянется минимум на четыре часа, а то и больше, поскольку в нескольких километрах от Виртсу вас ждет еще один масштабный дорожный ремонт с реверсивным движением. Этой вынужденной остановкой можно воспользоваться, чтобы купить с телефона или планшета электронный билет на паром до Куйвасту (www.praamid.ee). Операция нехитрая, однако позволит существенно сэкономить время на стоянии в очередях в кассу и на погрузку. Счастливые владельцы электронных билетов проезжают без очереди и по отдельным полосам. Распечатывать билет не нужно, система сама считывает номер автомобиля. В случае же опоздания электронный билет автоматически пролонгируется на следующий паром, которые ходят с интервалами в среднем от 40 минут до часа.

Паромная переправа на остров Муху занимает около 25 минут. За это время можно сытно перекусить в весьма приличном кафе на средней палубе или полюбоваться видами Моонзундского пролива — того самого, где осенью 1917 года принял свой последний бой Русский императорский флот.

МООНЗУНД

яния России и Германии в Первой мировой войне были ожесточенные бои на Балтике. К чести пережившего позор Цусимы русского флота, с 1914 по 1917 г. кайзеровским линкорам так и не удалось полностью утвердиться на Балтике. Это стало возможным благодаря мудрым действиям командующего Балтфлотом вицеадмирала фон Эссена и батареям мыса Церель на острове Эзель. Драматические события, которые разворачивались в этих местах, позднее были описаны в романе Валентина Пикуля «Моонзунд» и экранизированы в одноименном советском фильме с Олегом Меньшиковым, Евгением Евстигнеевым, Николаем Караченцовым и Валерием Гостюхиным в главных ролях. Полуостров Сворбе с мысом Церель, глубоко выдающимся в Ирбенский пролив, стал ключевой русской позицией в обороне Рижского залива. Здесь среди заросших травой песчаных дюн и сегодня стоят бетонные основания орудий знаменитой 43-й батареи, которой командовал старший лейтенант Бартенев, ставший прообразом пикулевского старлея Артеньева.

Своей кульминации бои за архипелаг достигли в октябре 1917-го.

Развязка наступила 16 октября в проливе Моонзунд: немцы  прорвались в вожделенный Рижский залив, но, несмотря на поражение, второй Цусимой Моонзундское сражение для России не стало, скорее наоборот.

По итогам операции немецкий флот занял Рижский залив и Моонзундский архипелаг, но это стоило ему девяти потопленных кораблей и фактической утраты боевых возможностей на целый год, в то время как российский флот потерял лишь два корабля. Одним из них, правда, оказался эскадренный броненосец «Слава», затопленный в фарватере Моонзунда, всего в полутора километрах южнее маршрута парома, который везет наш Kodiaq на остров Муху.

Броненосец «Слава» был затоплен в Моонзунде всего в 1,5 км от того места, где проходит паром. В 1930-х гг. эстонцы разобрали «Славу» на металлолом

Муху, третий по величине из островов Моонзундского архипелага, на машине пересекается минут за 15–20. Но если есть желание полюбопытствовать и окунуться в быт и историю острова, можно по дороге заглянуть в музей под открытым небом — старинную эстонскую деревню Когува.

Погрузка и разгрузка парома занимает считанные минуты

2,5-километровая дамба соединяет Муху с Сааремаа — самым крупным островом Моонзунда. На то, чтобы объехать и осмотреть лишь основные достопримечательности Эзеля — метеоритный кратер Каали, старинный мельничный комплекс Англа, высокие скалы полуострова Панга и, конечно же, русские батареи на мысе Церель — потребуется по меньшей мере несколько дней. Не говоря уже о самой столице острова — словно сошедшем со страниц американских романов XIX века удивительно милом городке Курессааре с его средневековым замком, в донжоне которого размещается музей советской оккупации. Но нас сегодня больше интересуют не туристические достопримечательности Сааремаа, а забытый всеми полевой аэродром в 10 км к северо-западу от Курессааре…

«МОЕ МЕСТО — БЕРЛИН…»

После падения батарей Цереля русские, вернее, теперь уже советские войска вернулись на Сааремаа лишь незадолго до начала Второй мировой войны, накануне присоединения Эстонии к СССР. На Цереле начали возведение новых батарей, а на окраине деревушки Когула был построен полевой аэродром «Кагул» (как именовали его в советских военных документах), которому в конце лета 1941-го суждено было вписать одну из самых славных страниц в безрадостную историю первого года Великой Отечественной войны…

Остров Сааремаа — достопримечательности

Величественный замок Курессааре

Еще в конце огненного июля 1941-го нарком ВМФ адмирал Кузнецов неожиданно доложил Сталину о возможности осуществить с острова Эзель бомбардировку Берлина. От Сааремаа (который к тому моменту оказался уже в глубоком тылу вермахта, но все еще не был занят немцами) до столицы Германии по прямой через Балтику было всего 850 км, что теоретически позволяло бомбардировщикам ДБ-3 долететь до Берлина и вернуться назад. На фоне краха Красной армии идея бомбардировки Берлина в августе 41-го выглядела фантастической и привела Сталина в восторг. На Сааремаа срочно перебросили 1-й минно-торпедный авиаполк ВВС Балтфлота полковника Преображенского: спешили, поскольку немцы могли со дня на день вспомнить про опрометчиво забытый ими у себя в тылу остров.

Деревянные домики столицы Сааремаа словно сошли со страниц романов XIX века

Вечером 7 августа 11 ДБ-3, натужно разогнавшись по грунтовой полосе «Кагула», поднялись в балтийское небо и устремились на запад — навтречу закатному солнцу. Часть из них сбились с курса, отбомбившись в итоге по Кенигсбергу и Кольбергу: слишком сложной была навигация в темном как смоль балтийском небе. Но четыре ДБ-3 группы полковника Преображенского (ведомые: капитаны Гречишников, Плоткин и лейтенант Дашковский) к 1:30 ночи вышли к предместьям Берлина и с высоты 5500 метров обрушили на беззаботно освещенную столицу вермахта первое в истории Отечественной войны оружие возмездия. «Мое место Берлин! Задание выполнил. Возвращаюсь!» — через несколько минут передал на базу стрелок-радист Преображенского Владимир Кротенко. Все 11 самолетов действительно благополучно вернулись. А утром ошарашенные немцы объявили по радио, что «до 150 британских самолетов пытались ночью бомбить Берлин». Но это было только начало… За месяц, с 7 августа по 5 сентября 1941-го, пока части вермахта рвались к Москве, летчики КБФ совершили с Сааремаа девять налетов на Берлин. Выполнив в общей сложности 88 боевых вылетов, они сбросили на столицу рейха 620 (21 тонну) бомб. Пятерым летчикам полка во главе с Преображенским и пятерым пилотам дальней авиации Ленинградского фронта было присвоено звание Героя Советского Союза…

Церковь, где в августе 41-го размещался КП Преображенского

Так почему же героическая эпопея бомбардировок Берлина с острова Эзель в августе-сентябре 1941-го оказалась столь несправедливо забытой советскими историками? Официального ответа на этот вопрос нет до сих пор. Но, думается, ключевую роль в этом сыграли два трагических факта. Первый из них полностью на совести «отца народов»: почувствовав вкус первой победы, Сталин стал требовать, чтобы бомбардировщики вылетали на Берлин, имея под фюзеляжем вместо 750 кг минимум по тонне бомб. ДБ-3 с изношенными моторами, да еще и с грунтовых полос «Кагула» и соседнего аэродрома «Астэ» поднять такой вес были не в состоянии. Но Сталин, как известно, лучше всех разбиравшийся в авиации, отправил на Сааремаа главного испытателя ВВС Владимира Коккинаки с категорическим приказом «заставить моряков взлетать с тонной под брюхом». Результат: два разбитых при попытке взлета самолета и сгоревший экипаж — таких потерь за один день полк Преображенского не нес даже в небе над Берлином. Неудивительно, что о героической эпопее Сааремаа после войны в СССР предпочитали не вспоминать. Тем более что часть летного и технического состава аэродрома не смогли даже вывезти с острова: к середине сентября на Эзеле не осталось ни самолетов, ни топлива. Судьба оставшихся на Сааремаа неизвестна до сих пор. 4 октября 1941 г. с Эзеля пришла последняя радиограмма: «Радиовахту закрываю, иду в бой, последний бой… Прощайте, прощайте». В 16:10 связь с героическим гарнизоном острова прекратилась навсегда.

Полковник Преображенский и его штурман капитан Хохлов

Флагманский штурман полка капитан Хохлов в своем ДБ-3

ЭПИЛОГ

Вопреки ожиданиям, найти тот самый полевой аэродром «Кагул» оказалось не так уж сложно. Помогла сохранившаяся на кромке леса бетонированная послевоенная взлетная полоса советской реактивной авиации. Но от самого полевого аэродрома 1941 года, ВПП которого располагалась на этом же поле чуть левее, конечно же, ничего не осталось. Разве что стоявшая на краю «взлетки» старая церковь, в которой в августе 1941-го размещался КП Преображенского. Именно тогда с храма сняли купол, чтобы бомбардировщики на задевали его при взлете и посадке. До развала СССР в память о героических событиях 1941-го на этом поле хотя бы стояла памятная бетонная плита. Но после обретения независимости эстонцы сломали ее и оттащили куда-то в лес. Местные жители признавались, что натыкались на нее пару раз, но так и не смогли вспомнить, где именно… Единственный памятник героическим летчикам, летавшим с Сааремаа бомбить Берлин в августе 41-го, нам удалось отыскать на кладбище Когула, где в братской могиле захоронены несколько экипажей, разбившихся при взлетах и посадках. В числе прочих на сером камне зачится и фамилия лейтенанта Николая Дашковского — командира одного четырех экипажей, сбросивших в ночь на 8 августа 1941-го первые бомбы на Берлин. Возвращаясь из очередного полета, его ДБ-3 совсем чуть-чуть недотянул до полосы «Кагула»: кончилось топливо…

Калькулятор путешествия

Транспорт и проживание
Виза, евро
60
Стоимость отеля (2-меcтный номер), евро
от 50
Средний счет в ресторане, евро
30
Дорога
Общее время в пути, ч
18:16
Протяженность маршрута, км
1159
Средний расход топлива, л/100 км
11,8
Стоимость топлива, руб./евро
40/1,1
Стоимость парома, евро
от 8,4 + 3 евро с человека
Макс. разрешенная скорость, км/ч
130/110
Макс. допустимый уровень алкоголя, промилле
до 0,35/0,2

 

Источник: 5koleso.ru

Добавить комментарий