От Петербурга до Сочи:дорога призраков

Ни одна гонка Гран-при не имеет столь драматичной истории, как большой приз России. Мы решили за пять дней преодолеть путь длинной в целое столетие, что разделило во времени два первых российских Гран-при, а заодно познакомиться с призраками трасс «Формулы-1»

Сегодня, в разгар эйфории от Гран-при «Формулы-1» в Сочи многие историки автоспорта от большого желания возводят датировку первого российского Гран-при аж к 1913 году, когда на 30,5-километровом кольце близ Лигово и Красного Села под Петербургом прошла первая в России кольцевая гонка. На самом же деле статус Гран-при получила только вторая гонка под Лигово в 1914-м, завершившаяся победой немца Вилли Штолля на Benz. И хотя формально это был не Гран-при России, а Большой приз Санкт-Петербургского автомобиль-клуба, в те времена практически все гонки Гран-при, начиная с самого первого французского Большого приза l´A.C.F 1906 г., носили имена национальных автоклубов. Так что, пусть и с некоторой натяжкой, но Большой приз Санкт-Петербургского автомобиль-клуба 1914 г. вполне можно считать первым и единственным на 100 следующих лет Гран-при России.

Впрочем, хотя второго отечественного Гран-при нам и пришлось ждать целое столетие, за это время в России народилось столько призраков непостроенных автодромов и несостоявшихся проектов трасс для проведения гонок «Формулы-1», что их хватило бы не на один десяток Гран-при. С первым из них — «гоночным комплексом» конца 1980-х в районе поселка Юкки к северу от Санкт-Петербурга наш белоснежный Solaris, которому на пять дней путешествия предстояло превратиться в настоящую машину времени, познакомился, едва выехав за ворота завода Hyundai в Еловом бору. Второй — так и не рожденное на рубеже тысячелетий «Пулковское кольцо» — расположился всего в 10 км от колыбели российского автоспорта на Волхонском шоссе, где в 1898 году прошла первая в России «гонка моторов», а в 1914-м был дан старт первого российского Гран-при. Отсюда, со стартовой прямой той гонки, мы и отравимся в вековое путешествие протяженностью почти 2500 верст по стране призраков и грез Большого приза России…

Первый призрак «Формулы-1» на нашем пути, естественно, «Пулковское кольцо». Как и предыдущий ленинградский проект в Юкках, трасса в Шушарах, рядом с аэропортом «Пулково», была тесно связана с именем экс-председателя мотофедерации, а позднее — президента Царскосельского автомобильно-спортивного клуба Гарри Артеева. Этот проект, базово проработанный «главным архитектором Ф-1» Германом Тильке, получил в свое время одобрение не только питерского правительства во главе с губернатором Владимиром Яковлевым, но и президента Российской Федерации Владимира Путина, 15 мая 2001 года поставившего на презентации автограф с пожеланием удачи. Увы, построить «Пулковское кольцо» «Формулы-1» удалось лишь на бумаге. Во многом из-за того, что параллельно с «Пулково» в Москве также пытались выстроить гоночную трассу рядом с аэропортом (как показывает опыт Малайзии и того же Сочи, шаг весьма здравый) — в Молжаниново, близ «Шереметьево».

Шушары: на этом пустыре планировали построить «Пулковское кольцо»

Помимо трассы «Формулы-1», спортивный комплекс в Молжаниновке должен был включать в себя еще и гольф-клуб. Бюджет проекта оценивался в $458,162 млн, из которых на трассу Гран-при предполагалось потратить $276,730 млн. Увы, молжаниновские пустыри, как и шушарские, с тех пор изменились мало. Разве что в Москве на задворках так и не построенного гольф-поля и автодрома Ф-1 в наши дни развернули строительство нового шоссе в направлении Петербурга. Хоть по прогнозам эта трасса и будет скоростная, но интереса для поклонников гоночной истории она представляет мало, а потому уже в Твери наш белый Solaris уходит с Ленинградки и в обход молжаниновского проекта сворачивает с федеральной трассы на юг, в сторону Волоколамска, дабы оказаться наконец не на мифической, а на вполне реальной трассе, которая могла бы стать колыбелью первого Гран-при России XXI века.

Намотав за восемь с половиной часов на 16-дюймовые колеса Solaris 650 километров от Шушар и оставив за спиной целое десятилетие гоночной истории, наша «машина времени» выезжает на асфальт первого российского автодрома мирового уровня. Ровно шесть лет назад, промозглым октябрьским днем 2008-го, в присутствии Дэвида Култхарда и Германа Тильке здесь, у деревни Федюково, был заложен первый камень будущего гоночного комплекса.


Площадка у подножия МГУ покорила Экклстоуна в 1982-м

В отличие от большинства «трасс Ф-1» в России, строительство Moscow Raceway опиралось не на «поддержку» местных властей, а на частную инициативу и средства банка «Развитие — Столица» и пилотов-любителей Рустема Терегулова и Михаила Степанова. И хотя финансовый кризис задержал возведение автодрома на два года, летом 2012-го Moscow Raceway приняла свою первую международную гонку. Теоретически, при большом желании, здесь можно было бы провести и этап «Формулы-1». Но еще до открытия автодрома, в 2010-м, эти надежды, если они и теплились у владельцев Moscow Raceway, похоронило подписание договора с Берни Экклстоуном о проведении этапа Ф-1 на Черноморском побережье. Впервые в истории проект Гран-при России получил не мифическую, а вполне реальную поддержку российского правительства!

Впрочем, до Сочи нам еще далеко. Тем более что впереди Москва — настоящее кладбище призраков трасс «Формулы-1». Едва достигнув МКАД, наш белоснежный Hyundai Solaris попадает в плотное, как столичные пробки, окружение несостоявшихся Гран-при. Справа остается Крылатское, где в середине 1990-х подумывали построить автодром ЛогоВАЗ, а прямо перед капотом Solaris, на окраине старого аэродрома в Тушино, уже высится только что отстроенная спартаковская футбольная «Открытие-Арена». Задолго до красно-белого стадиона, еще в середине 1960-х, именно здесь планировалось построить первый советский автодром. Московским архитектурным институтом совместно с МАДИ и ДОСААФ был даже создан проект. А на АЗЛК практически одновременно начали разработку двигателя по регламенту Ф-1. Увы, оба этих начинания благополучно растворились во времени. Двигатель Ф-1, правда, довели до стендовых испытаний, но в 1966 году FIA изменила регламент «королевских гонок». Ф-1 перешла с 1,5-литровых моторов на 3-литровые, и проект потерял всякий смысл.

Hyundai Solaris на пит-лейн Moscow Raceway

Мы же продолжаем в окружении призраков российского Гран-при медленно пробираться на юг. Даже сворачиватьникуда не надо.  Справа от Ленинградки, на Ходынке, на месте очередного непостроенного автодрома, уже начала 1990-х, высится другая спортивная арена — «Мегаспорт». А спустившись по Тверской к Кремлю, Solaris и вовсе выезжает на «городское кольцо Ф-1», «пролегавшее» в 1992-м от Боровицкой площади до Лубянки по Моховой и Театральному проезду.

Дальше, правда, придется немного покружить, чтобы «добавить в коллекцию» двух, пожалуй, самых реалистичных столичных призраков Гран-при. После несостоявшегося проекта автодрома в Тушино о «Формуле-1» в Москве благополучно забыли на полтора с лишним десятилетия, пока в начале 1980-х в Москву не пожаловал Берни Экклстоун. Вдохновленный московской Олимпиадой-80, Экклстоунзагорелся идеей проведения Гран-при в Москве. И через два года, по приглашению вице-президента FIA Леонида Афанасьева, приехал в столицу СССР.

Solaris на набережной Москвы-реки в Нагатино

Дальнейшие события, равно как и мифическая поддержка Гран-при СССР лично Л.И. Брежневым, в преддверии Большого приза России — 2014 обросли массой легенд. Развеять их мог бы сам Берни. Но он не захотел вспоминать историю 32-летней давности: «Я ничего не помню, а если бы и помнил, вряд ли стал бы об этом рассказывать», — заявил Экклстоун в Сочи. Других же живых свидетелей его визита 1982 года уже почти не осталось. Сохранились лишь некоторые факты, в большинстве своем перевранные журналистами. Сегодня в российской прессе стало модно рассуждать о том, каким ярым поклонником Ф-1 был Л.И. Брежнев, и что только его смерть не позволила Экклстоуну провести Гран-при в Москве. На самом деле Леонид Ильич вряд ли вообще имел более или менее четкое понятие о том, что такое Ф-1. А ключевой в крахе проекта Экклстоуна стала не столько смерть Брежнева, сколько уход из жизни его тезки — председателя Федерации автоспорта СССР и ректора МАДИ Леонида Афанасьева. Именно он был главной движущей и пробивной силой того проекта с советской стороны. Даже несмотря на то, что фактически автоспортом в стране управляла в те годы не федерация, а генералы ДОСААФ, Афанасьеву удавалось с успехом бороться с ними. Однако летом 1982-го, перед самым приездом Экклстоуна, Афанасьев угодил в больницу с четвертым инфарктом, и по Москве Берни в черной «Волге» возил зам. Афанасьева — Михаил Залетаев.

Берни осмотрел тогда пять площадокпод размещение городского кольца Ф-1: Ленинские горы, Нагатинскую пойму, Тушино, ВДНХ, центр столицы — и пришел в восторг от вида, открывавшегося с высотки Университета. Настолько, что после возвращения из СССР написал очередное письмо на имя Л.И. Брежнева. Будучи уверен в успехе, Берни включил Большой приз СССР в предварительный календарь чемпионата мира 1983 г. и даже готов был усадить советского гонщика за руль чемпионского Brabham. Но… После смерти 5 июля 1982 года так и не оправившегося от инфаркта Леонида Афанасьева письма англичанина скорее всего уже не доходилини до Брежнева, ни до Андропова, оседая в генеральских столах ЦК ДОСААФ. Неудивительно, что гордый Берни по сей день не любит вспоминать эту историю.

Олимпийские стадионы — визитная карточка сочинского автодрома

Обиженный таким «вниманием», Экклстоун в 1986-м вместо Москвы организовал гонку в социалистическом Будапеште и забыл об СССР на добрых два десятилетия. Лишь в 2002-м он сменил гнев на милость (скорее всего оттого, что одним из кураторов очередного проекта стал бывший владелец команды Arrows Ф-1 и давний знакомый Берни — Том Уокиншоу), Экклстоун вновь пожаловал в Москву, чтобы подписать с Юрием Лужковым контракт на проведение Гран-при в Нагатинской пойме. Увы, на деле Бернилишь еще раз убедился в российской безалаберности. Уже за столом переговоров в мэрии, у порога которой толпились несколько десятков специально приглашенных журналистов, выяснилось, что Лужкова, оказывается, ввели в заблуждение относительно финансовых аспектов мероприятия. А проще говоря, того, кто кому должен платить, и кому достанутся коммерческие права! Неудивительно, что после этого казуса Берни на протяжении нескольких лет и слышать не хотел о гонке в России до тех пор, пока в 2010-м в присутствии Владимира Путина не был подписан проект проведения Гран-при в Олимпийском парке Сочи.

Нам же, вдоволь налюбовавшимся на прямоугольные асфальтовые лабиринты у подножия университетской высотки, в 1990–2000-х худо-бедно, но все-таки принимавшие гонки российских чемпионатов, тоже пора двигаться в сторону новой Олимпийской столицы России, куда в эти часы с предыдущего этапа Ф-1 в Японии уже начинают прибывать гоночные команды.

Расправившись с «московскими Гран-при», Solaris устремляется дальше на юг, но и тут призраки непостроенных автодромов не оставляют нас в покое. За окнами проносятся сначала Подольск, дважды «едва не ставший» ареной национального Гран-при в 1980-х и 2000-х, потом Чехов, близ которого у деревни Новый Быт в 1995-м очередную гоночную трассу собирался строить тот же ЛогоВАЗ. За Окойкорейская «машина времени» вновь переносит нас на рубеж веков — в «самый напряженный период российской истории “Формулы-1”», когда параллельно с проектами в Пулково и Молжаниново на проведение Гран-при чемпионата мира претендовала еще и Тула…

Президент России вручает первый национальный Гран-при Льюису Хэмилтону

Лишь покинув город оружейников, Solaris может наконец ускориться и взять курс прямиком к финишу нашего векового путешествия по истории Гран-при России. Даже не верится, но за оставшиеся почти полторы тысячи километров до ворот «Сочи-Автодрома» нам не повстречается больше ни одного призрака трасс «Формулы-1».

И пусть где-то далеко в стороне от границ нашегомаршрута остались гоночные призраки Тольятти, Ярославля и Калининграда, где гоночную трассу и вовсе хотели выстроить в форме короны Российской империи! Теперь уже совсем в другой стране числится проект таллинской трассы в районе Олимпийского порта Пирита, инициаторов которого в середине 1980-х обвинили в связях с ЦРУ… Сейчас это все уже история. Настоящее же и будущее Гран-при России теперь надолго связано с другим Олимпийским парком — в Сочи! Ожидание этой гонки в России растянулось на целое столетие, столетие, которое мы преодолели всего за пять дней. Hyundai Solaris блистательно справился с ролью машины времени, намотав на колеса почти 2500 верст «дороги призраков» и целых 100 лет истории!

1914






Победителем первого Гран-при в России под Петербургом, стал в 1914-м Вилли Штолль на Benz (на верхнем фото). Всего в гонке участвовало
12 пилотов, включая одну женщину

1965


Проект гоночного комплекса в Тушино, опубликованный в ноябре 1966 г. в журнале «Городское хозяйство Москвы»

1982



Одно из писем Берни Экклстоуна Л.И. Брежневу, увы, тогда — в 1982-м так и оставшееся без ответа


Смерть Леонида Афанасьева  в июле 1982-го стала ключевым фактором, не позволившим Экклстоуну  провести Гран-при СССР в Москве

Один из наиболее вероятных вариантов городской трассы Гран-при на Ленинских горах, сделанный после визита в Москву Берни Экклстоуна в 1982 году

1985

Проект Гран-при в Таллине в середине 80-х завершился для его вдохновителей обвинениями в связях с ЦРУ

1989


В 1989-м, вдохновленный проектом фирмы Dorna, даже журнал Autosprint писал о Гран-при в Москве

1992



Утопические проекты начала 90-х: в Калининграде, где трассу планировали построить в виде Российской императорской короны, и у стен Кремля — от Боровицкой площади до Лубянской

1993


Ярославский проект — один из самых серьезных на фоне остальных идей начала 90-х

1995


Проект трассы ЛогоВАЗа у деревни Новый Быт под Чеховым остался лишь на бумаге

1999


Несмотря на благословение властей, история строительства «Пулковского кольца» завершилась очередным фиаско



Одновременно с пулковской трассой на рубеже веков автодромы «строились» в Туле (сверху) и Молжаниново

2002


Проект трассы в Нагатинской пойме продвинулся до стадии подписания договора об организации Гран-при. Но Ю. Лужков посчитал, что условия Экклстоуна неприемлемы

2010 — 2013

Лишь в 2010-м в Сочи при участии Владимира Путина было, наконец, подписано соглашение с Экклстоуном об организации Гран-при России 2014!

Источник: 5koleso.ru

Добавить комментарий